ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО РОССИИ В ГЮМРИ, РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ
Тел.: (+374312) 3-45-33
/
ru hy

102-ая Российская военная база

102-ая ОРДЕНА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО РОССИЙСКАЯ  ВОЕННАЯ БАЗА

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

102-я ордена  Александра Невского военная база Южного военного округа сформирована 1 апреля  2010 года на основе 73-й ордена Александра Невского отдельной мотострелковой  бригады.

29 декабря  1941 года в окрестностях села Ачит Свердловской области было начато формирование  1415-го стрелкового полка 435-й стрелковой дивизии.

18 января 1942  года 1415-му стрелковому полку было присвоено наименование 620-й стрелковый  полк, который вошёл в состав 164-й стрелковой дивизии и этим наименованием полк  прошёл по грозным фронтовым дорогам Великой Отечественной войны.

Полное  формирование полка было закончено к началу мая 1942 года, а 10 мая 1942 года полк  был переправлен в район города Тулы, где вошёл в состав 1-й резервной армии  Западного фронта.

С лета 1942  года полк принимал активное участие в боях против немецко-фашистских  захватчиков. 

30 июня 1942  года после полуторачасовой артиллерийской подготовки подразделения полка  атаковали 161-ю фашистскую пехотную дивизию и за 2 дня боёв отогнали врага  больше чем на 20 км,  освободив при этом 6 населённых пунктов. 

Всего за годы  войны полк с боями прошёл более 500   км в марше 1250 км, освободив свыше 170 населённых  пунктов. Более 2000 офицеров и солдат полка были награждены орденами и  медалями.

22 октября  1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение  задания командования в боях с немецко - фашистскими захватчиками при  освобождении города Витебск полк был награждён орденом Александра Невского.

Войну полк  завершил в составе 8-го стрелкового корпуса 4-й ударной армии в районе станции Липланки,  где находился до сентября 1945 года.

1 июля 1946  года 620–й ордена Александра Невского стрелковый полк был переформирован в  179-й отдельный стрелковый ордена Александра Невского батальон в составе 16-й  отдельной Витебской Краснознамённой бригаде Уральского военного округа с местом  дислокации городе Чкалов.

1 ноября 1953  года 179-й отдельный стрелковый ордена Александра Невского батальон был  переформирован в 229-й ордена Александра Невского механизированный полк в  составе 73-й Краснознамённой механизированной Витебской дивизии. 

1 июня 1957  года 229-й ордена Александра Невского механизированный полк был переименован в  344-й ордена Александра Невского мотострелковый полк и передислоцирован в город  Ереван Армянской ССР, входя в состав 164-й мотострелковой дивизии 7-й  гвардейской общевойсковой армии Краснознамённого Закавказского военного  округа..

Послевоенные  годы вошли в историю полка, как годы настойчивого изучения личным составом  особенностей боевых действий в горах, успешного применения в условиях горной  местности новых видов оружия и боевой техники. 

С 1957 года  полк регулярно принимал участие в армейских, окружных и совместных учениях и  манёврах показывая при этом высокую выучку и мастерство. 

С 1988 по 1992  годы личный состав полка принимал активное участие в обеспечении общественного  порядка, стабилизации обстановки на армяно-азербайджанской границе, охране  государственных и военных объектов, ликвидации последствий землетрясения в  северных районах Армении.

1 июля 1992  года 344-й ордена Александра Невского мотострелковый полк был переименован в  123 ордена Александра Невского мотострелковый полк и вошёл в состав  Краснознамённой 127-й мотострелковой дивизии Краснознамённого Закавказского  военного округа.

С мая 1994 по  ноябрь 1997 года личный состав полка в составе соединения выполнял  миротворческую миссию в зоне грузино–абхазского конфликта и успешно выполнил  боевую задачу по принуждению к миру конфликтующих сторон.

21 июня 1994  года Краснознамённая 127-я мотострелковая дивизия была преобразована в 102-ю военную  базу.

В мае 1996  года в состав 102-й военной базы вошла 3624-я авиационная база с местом  дислокации в городе Ереван. 

С 3 мая 2001  года 3624-я авиационная база, а с 3 октября 2001 года 988-й зенитный – ракетный  полк 102-й военной базы заступили на боевое дежурство в Объединённой системе  ПВО стран СНГ. 

С 1 июля 2001  года 102-я военная база вошла в состав Объединенной группировки войск (сил)  Вооруженных Сил Российской Федерации и Республики Армения.

31 марта 2009  года 123-й ордена Александра Невского мотострелковый полк был переформирован в  73-ю ордена Александра Невского отдельную мотострелковую бригаду.

С 1 апреля  2010 года в связи с организационно-штатными мероприятиями 73-я ордена  Александра Невского отдельная мотострелковая бригада была переименована в 102-ю  ордена Александра Невского военная базу, с местом дислокации в городе Гюмри.

102-я ордена  Александра Невского военная база вносит большой вклад в укреплении и развитии  военного сотрудничества с Республикой Армения, принимает непосредственное и  активное участие в проводимых совместных мероприятиях Вооруженных Сил России и  Армении.

Личный состав  102-й ордена Александра Невского военной базы и сегодня продолжает славные  традиции отцов и дедов, военнослужащие соединения с честью выполняют свой  воинский долг, многие из них награждены орденами и медалями. 

Боевой задачей  102-й ордена Александра Невского военной базы является защита южных рубежей  Отечества во взаимодействии с Вооруженными Силами Республики Армения.

 

ИСТОРИЯ 102 ВОЕННОЙ БАЗЫ

Внутренний вид Александропольской крепости, 1877-1878

Сообщество в делах, мощь боевая, братство,  сила – все это, в двух словах: Армения – Россия!

К началу 19 века земли были разделены между двумя отсталыми феодальными государствами: Османской империей и Персией. Положение коренного населения в обеих державах было невыносимым. Армяне подвергались тяжелому национальному, религиозному и социальному угнетению. Завоеватели вели грубую ассимиляторскую политику.

Сначала 18 века руководители  национально-освободительного движения Армении в борьбе с врагом стали связывать  надежды на получение помощи от единовременной христианской Российской империи.  Успехи России на военном поприще, в международных делах, ухудшение ее отношений  с Турцией и Персией создавали для этого предпосылки. 

Пётр I

Еще в 1701 году армянская делегация во главе  Исраелем Ори была принята Петром I и взяла на себя обязательство в случае войны  России и Персией организовать в армянских землях вооруженное повстанческое движение.  Когда в 1721 году начался Каспийский поход русской армии, армяне подняли  вооруженное восстание, однако опасность войны с Турцией, которой  покровительствовали Англия и Франция, заставили Петра I прервать поход и  вернуться в Астрахань. 

Разработана программа освобождения Армении с  по­мощью России. В этой программе была выражена непоколе­бимая вера армянского  народа в Россию и в русский народ. Эта вера окрепла в результате блестящих  побед, одержанных Россией в русско-турецких войнах в первой половине 18 века. 

В 1723 году армянский Католикос Нерсес  Аштаракеци отправился с письмом к императору Петру Великому с просьбой о помощи  освобождения Армении от персидского владычества. За просьбой Католикоса армян  последовала грамота императора Петра I армянскому народу о защите от  персидского ига.

В 1760 году армянский католикос Акоп Шемехеци  обратился к русской императрице Елизавете I с просьбой о военной помощи. 

В 1762 году занявшая русский престол Екатерина  II приняла армянскую делегацию во главе с Овсепом Эмином и обсуждала с ней  возможные пути сотрудничества с армянами в случае войны России с Персией и  Турцией.

Армянский Каталикос
Нерсес Аштаракеци
(1723 г.)

В 1782 году по Георгиевскому трактату,  подписанному грузинским царем Ираклием II Грузия вошла под протекторат России,  а после жесткого похода персидского шаха Ага Махамеда на Тбилиси в 1795, в 1796  году русские войска из Кизляра вошли в Закавказье. Однако вскоре был получен  приказ нового императора Павла I о прекращении похода и отзыве русских войск.

В начале 19 века обстановка в Закавказье в  корне изменилась, когда в 1801 году Грузия присоединилась к России.

В 1804 году началась война между Россией и  Персией, которая с перерывами длилась до 1913 года. В боевых действиях на  территории Армении русской армии активную помощь оказывало местное население. В  1804 году отряд полковника Несветаева вошел в область Ширак. Был сформирован  гарнизон города Гюмри в составе 3 неполных батальонов и 2 казачьих полков. В  том же году русские войска под командованием генерала Тучкова в районе Гюмри  разбили в три раза превосходящие по численности силы противника.

Еще продолжалась русско – персидская война,  когда в 1806 году у реки Арпачай (Ахурян), русские войска под командованием  главнокомандующего кавказской армией генерала Гудовича разгромили турок, нанеся  им большие потери (1200 чел.) и едва не пленили Юсура – пашу.

Императрица Екатерина II
(1762г.)
Император Николай I
(1837 г.)

Очередную блестящую победу одержал генерал  Гудович у Гюмри в 1809 году над персами. После окончания войны с Персией (1804-1813г.г.),  (1826-1828 г.г.)  и с Турцией (1806-1812 г.г.),  (1828-1829), восточная Армения вошла в состав России. Можно отметить, что  участниками этих войн были сосланные на Кавказ декабристы. Участником военных  действий на территории Армении был Герой войны 1812года Денис Давыдов. 

В начале 30-х годов 19 века было принято решение  по всему периметру границ Российской империи построить ряд крупных  оборонительных объектов, в том числе 10 крепостей в наиболее важных для обороны  пунктах. В числе этих 10 крепостей была и крепость города Гюмри. 

Второго июня 1834 года Николай I подписал указ  «О разработке проекта крепости Гюмри». Строительство крепости началось еще в  1933 – 34 годах до подписания указа. Основная часть крепости строилась 10 лет.  В 1937 году император Николай I с супругой Александрой Федоровной посетил Гюмри.  4 октября 1937 года он торжественно заложил камень в основание храма святой  Александры Великомученицы. Город Гюмри был переименован в Александрополь. 

Крепость создавалась как крепость второго  ранга с артиллерийским вооружением первого ранга. Строительство велось  непрерывно вплоть до окончания русско-турецкой войны 1877-1878г.г., когда  граница Российской империи была перенесена на территорию западной Армении.  Важнейшей крепостью на русско-турецкой границе стала Карпская крепость, где  были произведены большие строительные работы. Александрополская крепость стала  крепостью складом, где незначительные строительные работы велись до 1914 года,  когда началась I Мировая война. Александровская крепость – образец русской  военной архитектуры первой половины 19 века. Она строилась под руководством  русских военных инженеров местными армянскими мастерами. Во время осады она  могла вместить до 15 тысяч солдат и офицеров. Сам город Александропаль  создавался как часть Александропольской крепости. 

Александра Федоровна
супруга императора России Николая I
(1837 г.)

 На территории  города было много военных объектов: казармы, конюшни, были построены ряд  православных храмов. Там, где находится православная часовня, построенная в  конце 70-х годов 19 веке, еще ранее параллельно со строительством крепости было  основано русское военное кладбище, полечившее название Холм чести». 

После окончания русско-турецкой войны  1877-1878г. Здесь был сооружен памятник русским солдатам и офицерам, погибшим в  русско-турецких воинах. Единственная капель этого памятника сохранилась и  находится на территории Гюмрийского отряда Федеральной пограничной службы  Российской Федерации. Там же, на «Холме чести» был похоронен генерал  Проскуряков, который является основоположником лесоводства в Шираке.

Памятники русским воинам есть не только в  Гюмри, но и по всей территории Армении. Но главный памятник – в благодарном  сердце армянского народа, всегда помнящем самоотверженный героизм русского  солдата, помогшего ему восстановить свою независимость. Чувство армянского  народа хорошо выразил армянский просветитель 19 века Хачатур Абовян: «Да вечно  будет русское государство, спасшее наш народ и страну. Имя русского должно быть  свято для нас, как и его кровь, которой мы освободились навеки».

История сохранила много свидетельств русских  людей о героической помощи армян русских воинам –освободителям. Вот некоторые  из них:

1826г.
   Командующий  обороной г.Шуши полковник Реут генералу Ермолову в докладной записке пишет: «Относительно  армян, защищавших крепость, долгом себе поставляю сообщить, что служба их  достойна внимания, ибо они все действовали с отличной храбростью, выдерживали  многочисленные приступы, отражали неприятеля (персов) с важным уроном и никогда  не помышляли о сдаче крепости»
  Начальник штаба армии генерал Н.Муравьев:  «Армянские добровольцы проявили себя в боях, как подобает солдатам, они  боролись против персов так, как только можно пожелать…Они дали клятву верности  и вместе с нами участвовали во всех походах».

  

Южный форт крепости 1878 год.

1829г.
  Из доклада царю генерала Паскевича: «В Баязете  в рядах наших войск против врага (турок) сражались 2000 армян. В Карсе из армян  была составлена одна рота около 800 человек конницы, которые защищали наши  границы от нападения».

Александропольская крепостная церковь
  во имя Святой мученицы царицы Александры.
  Престольный праздник 23 апреля.

Александропольская крепость и при ней церковь  находилась в ½ верстах от города, на возвышенном месте.

Зданием крепостная церковь - каменная,  крестообразная, однопрестольная. Вмещает до 800 человек. В Бозе почивающий  Император Николай Павлович, в бытность свою в 1837 г. в Закавказье, в  честь своей Августейшей супруги город назвал Александрополем, а в крепости  заложил 4-го октября церковь во имя Святой мученицы царицы Александры.  Строителем церкви был инженер-полковник Руденков. Освящена в 1842 г. Вокруг церкви  чугунная решетка на каменном фундаменте; устроена в 1911 г. тщанием коменданта  крепости Александрополя А. Дедова. Среди замечательных предметов в храме  имелись: икона Господа Саваофа (4½ арш. х 2½ арш.), пожертвованная Государем  Императором Николаем I (работы художника Брюллова), и подаренные неизвестным  лицом ценные хоругви с надписью: "В память взятия города Ардагана 6 мая  1877 года".

  

1837г.2009г.

Захоронены в Александропольской крепостной  церкви имени Святой мученицы царицы Александры.

С разрешения бывшего Главнокомандующего Его  Императорского Величества Великого князя Михаила Николаевича в самом храме  погребены два героя последней (1877-1878 г.г.) Турецкой войны: Свиты Его Величества  генерал-майор Илья Челокаев, скончавшийся от ран, полученных под Карсом в  сражении 11 мая 1877 г.,  и подполковник Иван Меликов, убитый при штурме Карса 6 ноября 1877 г. Над могилой того и  другого имелись мраморные плиты с надписями.

Командир батальона подполковник
  князь Иван Меликов
  6 ноября 1877 г. 

Колоннам Меликова и генерала Комарова пришлось  в ту ночь тяжелее всех. Подполковник Меликов быстро и легко овладел укреплением  Сувари. Турки, сочтя его колонну за привычных ночных охотников, выслали на 200  сажен перед фортом аванпостные группы, которые мгновенно были оттеснены назад.  Форт был взят так неожиданно быстро, что сигнальных ракет, означавших победу,  никто ни в ставке Лазарева, ни Лорис-Меликова не увидел. 

А подполковник Меликов, как и следовало ему по  диспозиции, перешел на левый берег Каре-чая и направился к укреплению Чим, где  должен был соединиться с колонной генерала Комарова. Но едва его колонна  достигла другого берега, как попала под жесточайший огонь турок. Силы наших  солдат стремительно иссякали. Вот уже и сам подполковник Меликов тяжело ранен в  живот и все-таки продолжает руководить боем, наотрез отказавшись уходить в  лазарет. Но рана его была смертельна. После гибели командира колонна стала  отходить назад.

Генерал-майор Челокаев Илья Заалович
  Илья Заалович Челокаев (1823—1877) — ,  русский генерал, герой  

Родился 14 января 1823 г. и происходил из  дворян . По  окончании воспитания в частном тифлисском учебном заведении, Челокаев поступил  в 1842 г.  на службу  в грузинскую милицию. В том же году, в июне и ноябре месяцах, он принимал  участие в двух экспедициях против непокорного горского населения галгаевского  племени, причем за храбрость получил . 

Затем в 1844 году князь Челокаев участвовал в  действиях отрядов полковника ,  генералов: ,  и князя  против чеченцев и лезгин. За оказанные в боях отличия он был произведён в 1845 г. в .  В том же году он снова участвовал в экспедиции генерала  против чеченцев, причём награждён орденом  4-й степени с надписью «За храбрость». 

В 1847 г. Челокаев, по собственному желанию, был  переведён в Закавказский конно-мусульманский полк.

В рядах этого полка в 1849 г. он принимал участие  в  и за боевые отличия был награждён чином поручика и орденом  3-й степени с мечами и бантом.

В 1852 г. Челокаев был переведён в  в чине штабс-капитана и участвовал в рядах этого  знаменитого полка в .

В 1854 г. он находился в составе лезгинского  отряда, действовавшего против скопищ , вторгнувшихся в  Телавский уезд, причём за боевые отличия был награждён орденом  4-й степени с мечами и бантом.

В 1858 г. Челокаев был переведён в лейб-гвардии  Кавказский эскадрон собственного Его Величества конвоя с чином штабс-ротмистра,  а в следующем году 6 августа назначен флигель-адъютантом. В конвое князь  Челокаев оставался до 1861 г.,  когда, в чине подполковника, был переведён в  и принимал вместе с ним деятельное участие в  экспедиции Адагумского отряда 1862   г.

В 1863 г., уже в должности командира , Челокаев участвовал в усмирении  возмущения, вспыхнувшего в Закатальском округе, а в 1866 г. в подавлении  волнений в Катайско-Табасаранском округе.

За оказанные отличия он был произведён в чин  полковника и кроме того получил орден  2-й степени с Императорской короной.  16 апреля 1872 г.  князь Челокаев был произведён в , с  зачислением по армейской кавалерии и с назначением состоять при Кавказской  армии, а 6 июня того же года назначен в свиту Его Величества, с оставлением при  той же армии.

С открытием  Челокаев  командовал Дагестанской конно-иррегулярной бригадой. При рекогносцировке  окрестностей крепости Карса,  4 мая, во главе шести сотен дагестанцев он участвовал в жарком деле против  турецких драгун и отряда пехоты, сделавших вылазку из Карса. Дагестанцы  произвели блестящую атаку в шашки и опрокинули неприятеля, но их начальник был  смертельно ранен пулей в ребро и скончался 11 мая в лагере у Заима, в 15  верстах от Карса.

С наружной стороны храма, против алтаря, стоит  памятник, под коим покоится тело прославившегося своею храбростью в той же  Турецкой войне начальника артиллерии, генерал-майора Ф. А. Губского, умершего 4  февраля 1878 г.

Генерал-майор Губский Федор Александрович
  [1829 - 14(26).2. 1878, Гаса-Кал], герой  русско-турецкой войны 1877-1878, генерал-майор (1871). Окончил 1-й Кадетский  корпус (1842). Затем служил в артиллерии, командуя подразделениями. В 1861 за  особое отличие переведен в лейб-гвардию. В 1864 получил воинское звание  полковник и был назначен командиром 5-й артиллерийской батареи, затем  командовал артиллерийской бригадой Кубанского казачьего войска, С 1871 командир  гвардейской бригады. В 1873 назначен помощником начальника артиллерии Кавказского  военного округа, а в 1877 - начальником артиллерии корпуса, действовавшего на  кавказской границе. В ходе русско-турецкой войны 1877-1878 за «блистательные  действия» при взятии Ардагана был награжден орденом Св. Георгия 4 степени. В  октябре 1877 Губский отличился в сражении на Аладжинских высотах, за что  награжден орденом Святого Георгия 3 степени. Умер от тифа.  

    


Надгробный памятник первому коменданту
Большой Крепости генерал-майору артиллерии
Губскому Федору Александровичу

 

СЛАВА РУССКОГО ОРУЖИЯ В  ЗАКАВКАЗЬЕ
 Иосиф Монтрезор

В Республике Армения, за городом Спитак, стоит  памятник русскому офицеру майору Иосифу Монтрезору и ещё 113 офицерам и  солдатам русской армии героически отдавшим свою жизнь во славу Отечества в  далёком 1804 году.

  


 Невысокую пирамиду из обыкновенных камней, из  которых сложена почти вся Армения, несколько раз пытались разрушить стихии и  недобрые чужие руки. Но каждый раз за всю почти двухсотлетнюю историю  существования памятника люди из окрестных сел восстанавливали его  и каждый прохожий или проезжий может подойти,  поклониться, положить полевые цветы и прочитать  надпись: «Здесь покоятся останки тех 114 русских  солдат, которые 21 августа 1804 года под командованием майора Иосифа  Монтрезора, сражаясь в неравном бою с шеститысячным войском, погибли смертью  храбрых, отдав свою жизнь за великое дело освобождения Армении от персидского  ига»...

Под беспощадным высокогорным солнцем невысокая  трава на покатых склонах порыжела, а сами горы будто сложились ладонями в  небольшую долину. Это все произошло здесь. Здесь они бились насмерть, здесь  полегли... В надписи на Памятнике есть неточности. Солдат было не 114, а 109,  остальные – офицеры. И солдаты назывались в те времена не солдатами, а  мушкетерами. 

Да, да, многие сегодня не знают, что мушкетеры  – это не только Франция, не только дворяне, мушкетеры недолгое время были и в  России. Так называли простых мужиков, хорошо обученных обращаться с мушкетами.  Так кто же он – Иосиф Монтрезор? Как русский отряд оказался в горах перед  огромным войском персов? Монтрезор — дворянский род, происходящий от Клавдия де  Бурдейль, графа де Монтрезор, сын которого выехал в XVIII в. в Польшу. Правнук  последнего, Карл Лукьянович М. (Карл-Викентий, 1786—1879), был генералом от  кавалерии и состоял при особе императора Александра II. Род М. внесен во II и  VI ч. родословной книги Курской и Киевской губерний.

  

Взятие русскими войсками
Эриванской крепости
1 октября 1827 года

В некотором смысле командир того отряда был  крестником генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. Его отец служил в  русской армии много лет, «знал толково российскую грамоту и счет», несмотря на  свое французское происхождение, служил какое-то время и в канцелярии великого  полководца, был другом одному из самых верных Суворову людей – греку Семену  Ставраки, майору, который был адъютантом у Александра Васильевича. И когда  Монтрезор погиб в бою, оставив скончавшуюся вскоре жену и трех сыновей, именно  Суворов посоветовал бессемейному Ставраки усыновить мальчишек, а потом  содействовал в зачислении ребят в специальное учебное заведение. Называлось оно  Корпусом чужестранных единоверцев и было создано Екатериной II, которая очень  дальновидно полагала, что для управления новыми землями, которыми Россия  обязательно прирастет, очень нужны будут сироты – армяне, грузины и  представители других национальностей, которых воспитывали в православии и в  духе преданности России. Предполагалось, что будут они чиновниками на новых  российских территориях. Но позже эти планы изменились, и всех питомцев Корпуса  направили на военную службу. Антон, Иосиф и Семен Монтрезоры, став  русскими  офицерами, расстались навсегда.

Иосиф Монтрезор был произведен в прапорщики,  позже воевал на юге России с турками. Уже тогда за юным офицером закрепилась  репутация человека отчаянной храбрости в сочетании с трезвым расчетом. И уже  тогда юношу заприметил командовавший войсками генерал Цицианов. Именно поэтому,  когда Павел Дмитриевич получил новое назначение в 1802 году, он стал собирать с  разрешения царя свою команду, и одним из первых попал в нее Монтрезор. И все  окружающие с пониманием отнеслись к такому набору элитных не по рождению, а по  умению офицеров, потому что новым назначением генерала от инфантерии князя  Цицианова был Кавказ, он стал наместником и одновременно главнокомандующим  русской армией на Кавказе. Это поприще было не каждому по плечу, нужна была  хорошая поддержка людей отважных и преданных долгу.

В дикое переплетение интересов Англии,  Франции, Персии, Турции на Кавказе Россия должна была врубиться и отстаивать  интересы свои. При этом расчет был не только на собственные силы, но и на то,  что грузины, армяне, другие народы, измученные персидским игом, по мере  возможности будут помогать русским в освобождении их земель. Сегодня многие  политики разных стран говорят об имперских амбициях России в те времена, забывая  о том, что, если бы не эти «амбиции», не пролитая русскими на той земле кровь,  вполне возможно, что в списке народов Кавказа были бы только персы и турки.  Но... История не знает сослагательного наклонения. Народы Закавказья были  спасены от ассимиляции только Россией, русской армией. 

Цицианов полностью отвечал требованиям русской  политики на Кавказе. Потомок старинного грузинского рода, он прекрасно знал по  семейным преданиям, сколько бед приносили вторжения персов и турок и сколько  крови проливали захватчики. И он был готов полностью изменить настроение  командования русских войск на Кавказе, сложившееся при его предшественнике –  генерале Ираклии Моркове: не вылезать, не соваться, не связываться, не дразнить  «басурман». Оборона, оборона и еще раз оборона. Персы хорошо знали настроения  Моркова и умело пользовались этим знанием. Это было удобно – вдали от  российских войск можно было делать все, что угодно. Поэтому известие о  назначении Цицианова их встревожило, особенно когда одна за другой стали  присоединяться к России грузинские провинции-княжества. С самого начала 1804  года была объявлена война России. К тому времени разведка персов уже донесла  шаху о том, что можно ждать от Цицианова, и шах понял, что действия атакующие,  действия на опережение будут успешными и несложными.

Но Цицианов не дал персам времени на  подготовку. В том же январе русская армия перешла в наступление. Население  активно поддерживало русских, сражаясь на их стороне. Такая стратегия принесла  невиданные успехи: вскоре штурмом был взят один из главных опорных пунктов  персов – город-крепость Гянджа.

Во время штурма отличился командир батальона  Тифлисского мушкетерского полка капитан Иосиф Монтрезор. Он настолько  бесстрашно вел за собой солдат, что персы не выдержали натиска и позволили  русским ворваться в проломы. 

За взятие Гянджи Монтрезор был пожалован вне  очереди чином майора. Это был высокий чин по тем временам, и становились  майорами обычно только опытные воины, за плечами которых были не одна кампания,  не одна победа. А Иосифу Монтрезору было тогда лишь двадцать с небольшим...

Оседлав коня удачи, князь Цицианов решил  продолжить наступление, игнорируя отступивших в сторону Карабаха персов,  которых армяне-карабахцы и без помощи русских сдерживали, не подпуская  персидские войска к своим селам. Цицианов замыслил поход в Араратскую долину,  где укрылся в Эриванской крепости наместник шаха сардар, и таким образом  освободить значительную территорию. Но конь удачи уже сбросил с себя седока,  хотя Цицианов не подозревал об этом, начиная осаду Эривани. 

Кто бывал в Армении, в Ереване, наверняка  знает место, где когда-то была крепость. Вместо нее сейчас над отвесным  скалистым обрывом и бурной рекой Раздан высится известный винный комбинат  «Арарат» - объект всех туристских маршрутов. А теперь представьте, что нет  современных мостов через глубокое ущелье, что мост глубоко внизу – маленький и  древний, а вы стоите с войсками на противоположном берегу над такой же  пропастью. Задача по взятию крепости вряд ли вам покажется выполнимой. А если  при  этом учесть, что продовольствие и боеприпасы  подходят к концу? 

А если с тыла все время налетает персидская  конница, а сил, которые можно ей противопоставить, нет? Есть только пара сотен  казаков да конница армянских добровольцев под командой человека невероятной  отваги – священника Григория Манучарянца, которые с трудом отбивались от  противника на подступах к Эривани.

Выход был один. Держать худо-бедно осаду, пока  не придет помощь. А за ней нужно добираться далеко – в Тифлис. По ущельям через  перевалы до Караклиса (того же самого Ванадзора-Кировакана), где стоял  небольшой русский гарнизон, а потом опять на север по таким же отвесным ущельям  до Тифлиса. И все это по территории, на которой хозяйничали персы, значительная  часть которых находилась под командованием грузинского царевича Александра,  перешедшего на сторону поработителей его же  народа. Конницу посылать было нельзя, чтобы не  оставлять тылы без прикрытия. Цицианов принимает решение послать пеший отряд.  Почему он не послал маленькие группы конных гонцов с дублированным донесением?  Им легче было укрыться, легче с помощью армян- проводников пройти нужный путь  не по основным дорогам, а окольными путями, тропами. Расстояние до Караклиса –  немногим более полутора сотен верст, примерно столько же до Тифлиса. Были ли у  Цицианова причины не поступать таким образом, никто уже не узнает. Он вызвал к  себе одного из лучших своих офицеров – Иосифа Монтрезора - и приказал майору  сформировать отряд мушкетеров для выполнения задания. Отряд был создан: сто  восемь мушкетеров, один бомбардир с легкой пушкой и пять офицеров.

Предполагалось, что отряд будет двигаться  ночами, потому что персы избегали ночных боев, и преодолеет путь до Караклиса  за трое суток. Предполагалось... 

Отряд вышел в путь 15 августа 1804 года, в  ночь. Но уже наутро возле ущелья реки Апаран русских окружила персидская  конница. Персы с ходу попытались атаковать отряд, но мушкетеры ощетинились  штыками в каре, залповый огонь выкосил налетающих персов. Под непрерывный бой  барабана русские пошли вперед. Персы вынуждены были отступить. ОНИ не выпускали  из виду русский отряд и, как голодные псы на кость, бросались на него  беспрерывно. Кстати, отряд уже не был только русским – в самом начале пути к  нему присоединились одиннадцать добровольцев-армян. Три предполагавшихся дня до  Караклиса превратились в шесть суток непрерывных боев. И все же отряду  удавалось продвигаться на север. Шли уже не ночью, а тогда, когда можно было  идти, а это новые трудности, потому что в Армении в августе сильная жара, это  самый жаркий месяц в году, когда зреет виноград, когда температура неделями  бывает от сорока градусов и выше. А в пустынных горах, где ни деревца, ни  кустика, солнце бьет в эту пору людей не хуже клинка...

То и дело начинал греметь барабан, извещая об  атаке конницы, в очередной раз отряд отбивает наскок. Потерь почти не было,  потому что персы стреляли только издали, а главную ставку делали на сабли и  коней. Русские понимали это и старались не подпустить конницу близко, хотя  порой приходилось схватываться с прорвавшимися сквозь огонь персами.  «Штык-молодец» выручал и в этом случае – персы откатывались.

 Шесть дней отряд пробивался все  выше и выше в горы – туда, где перевал, за которым останется один переход до  Караклиса. 21 августа, пройдя перевал и спустившись в узкую долину, отряд  столкнулся с главными силами царевича Александра и персидского командующего –  сарханга Мансура. Многотысячное войско наглухо закрыло выход из долины. Это был  конец. И понимали это все: и персы, и Иосиф Монтрезор, и его офицеры, и русские  мушкетеры, и армяне-добровольцы.  К неудовольствию горячих голов,  жаждавших короткой лихой рубки, Александр послал к отряду гонцов с  ультиматумом. Предлагал разоружиться и сдаться. Если офицеры пожелают пойти на  службу к шаху, то сохранят свои жизни и достаточно хорошее положение. Александр  был горд своим великодушием. И поэтому не поверил ответу, который принес гонец:  русские не сдаются, они предпочитают умереть с оружием в руках.  Предатель-царевич не мог понять, почему эти русские отказываются сдаться? Он  вторично посылает гонца и вновь получает тот же ответ... О чем думали они во  время последней в жизни передышки, готовя оружие, переодеваясь в чистые рубахи?  О глотке воды? О том, что Волга и Днепр далеко-далеко отсюда? А может быть,  думали они о том, что на этой земле и русские, и персы – чужеземцы, но одни  выручают брата-христианина из неволи, а другие хотят эту неволю закрепить  навеки? Иосиф Монтрезор не знал, что царевич не  просто повелел изрубить русских в куски, но и приказал «этого француза» взять  живым, чтобы лично казнить его за ослушание. 

Майор был занят делом: расставлял людей,  позвал к себе армян и велел им уходить, сказав, что шансов на жизнь нет в  отряде ни у кого, а они свободны от присяги. Старший из добровольцев на это  ответил:

 – Да, мы не  присягали царю. Но он далеко, поэтому ты прими нашу присягу. Мы остаемся.

 Персы пошли на штурм позиции отряда. Но  здесь, в узкой части долины, большим силам развернуться было негде, Монтрезор  понимал это и отдал соответствующие распоряжения.

 Именно  благодаря этому отряд не был смят сразу. Бой продолжался почти весь день,  переходя в рукопашную схватку, в короткие контратаки. Над полем битвы  непрерывно гремел барабан. Потом он умолк. Монтрезор послал узнать, что  случилось. Оказалось, барабан пробит. 

Через пару минут перед Монтрезором стояли  вызванные им барабанщик Иван Пилипенко и самый ловкий из добровольцев по имени  Аваг. Фамилия его так и осталась неизвестной.

– Данной мне властью я отменяю для вас смерть.  Делайте, что хотите: ползите, прячьтесь, бегите, притворяйтесь убитыми, но  сейчас же, среди бела дня, вы должны уйти с этого места. Мы здесь погибаем все.  Вы – приказываю - должны остаться в живых и, чего бы это ни стоило, рассказать  командующему о том, что с нами произошло. Назад идти хоть и дольше, но  спокойнее, потому что все персы собрались здесь...
   ...Им удалось уйти. Когда переваливали через  ближайшую гору, оглянулись: внизу продолжался бой.

К вечеру все было кончено. По позиции ходили  персы и добивали живых. Искали Монтрезора. Нашли его в груде убитых персов.  Мертвого своего командира закрывали тела русских мушкетеров. На мундирах у них  уже побурели алые розы, а в полях перепелки все вели свою песню: спать пора,  спать пора!..

Царевич Александр в бешенстве ускакал с поля  боя. Немедленно после этого сарханг Мансур приказал остановить добивание, но  было уже поздно. Тогда Мансур разрешил армянам из ближайших сел похоронить  погибших в братской могиле.

В своем рапорте на имя Александра I князь  Цицианов писал: «...Участь отряда майора Монтрезора была решена во второй  половине 21 августа... удалось спастись мушкетеру-барабанщику Тифлисского полка  и одному армянину по имени Аваг из тех одиннадцати, ставших под наше знамя»...  В рапорте нет имен нижних чинов. В других документах сохранилось лишь несколько  фамилий, нет даже фамилии одного из офицеров. Майор Иосиф Монтрезор, поручик  Владислав Ладыгин, прапорщики Анисим Церец и Михаил Верещаго, барабанщик Иван  Пилипенко, доброволец Аваг.

 Вот и  все.
   ...   В сентябре генерал Цицианов снял осаду Эривани и отвел войска той же  дорогой, которой шел отряд. На месте гибели Иосифа Монтрезора, его мушкетеров и  добровольцев войска остановились почтить их память. Цицианов не мог говорить,  речь его вышла короткой, из головы не выходил юный офицер, так рано погибший,  не посрамив ни Россию, ни свое имя. Павел Дмитриевич в ту минуту не мог знать,  что жить ему осталось менее двух лет, что будет он убит во время переговоров с  бакинским ханом... А традиция отдания воинских  почестей вскоре была узаконена: несколько месяцев спустя появилось повеление  Александра I «Об отдании воинской почести при прохождении войск по тракту  Тифлис - Александрополь, Тифлис - Эривань»: «Проходить мимо памятника русским  воинам церемониальным маршем, а также потрудиться возложить на оном букеты цветов  или венки»...

Славную боевую историю имеет наша 102 военная  база. 

С первых же дней своего существования она  вступила в бой с фашистскими захватчиками. Сформированная как 261-ая стрелковая  дивизия  6 сентября 1941 года в  г. Осипенко (ныне г. Бердянск) Запорожской области, дивизия была  направлена в состав 6-й армии Южного фронта в район Новомосковска, где заняла  оборону по левому берегу реки  Днепр и  приняла свое первое боевое крещение. Ведя оборонительные бои, дивизия понесла  тяжелые потери, а 23 сентября в бою погиб первый командир дивизии полковник  ЕРЕМИН. 

Самоотверженно сражались бойцы дивизии под  Лисичанском, Луганском, в районе Вольгино. Особо отличился 978-ой стрелковый  полк, который в бою 17 ноября, находясь в полуокружении, вел бой до 5.00 18  ноября 1941 года, но так и не сдал свои позиции врагу.

С ноября 1941 года по июль 1942 года части  дивизии вели тяжелые оборонительные бои в составе 12-й армии на территории  Ворошиловградской  и Ростовской областей.

 В  августе 1942 года войдя в состав Северо-Кавказского фронта, дивизия вела  оборонительные бои за Северный Кавказ. Там, где оборонялась дивизия, каждая  пядь земли становилась неприступной твердыней для фашистов и безмерно омыта  кровью бойцов 261–ой стрелковой дивизии.

20 сентября 1942 года, в соответствии с  приказом командующего 56-ой армии, личный состав и вооружение  дивизии были переданы частям 30-ой Иркутской  стрелковой дивизии.

29 сентября 1942 года управление дивизии и  спецподразделения  выехали в г. Ереван на  новое формирование.

6 октября 1942 года закончив формирование,  дивизия вошла в состав 45-ой армии Закавказского фронта и была сосредоточена на  решении задач по прикрытию советско-турецкой границы.

Перед войсками Закавказского фронта стояла  весьма трудная задача: во что бы то ни стало остановить врага, его огромную  танковую армию и натренированных горных стрелков. Задача была трудной, потому  что наши войска  были сравнительно  малочисленны, а территория, которую они прикрывали – огромна. Фронт растянулся  от Каспийс­кого до Черного морей, от Новороссийска до Батуми.

С октября 1942 года и до окончания Великой  Отечественной войны воины нашей дивизии в составе 45-ой Армии надежно охраняли  южные рубежи нашей Родины.  

В январе   1946 года соединение передислоцировано в город Ленинакан Армянской ССР  (ныне г. Гюмри Республики Армения).  

4 марта 1955 года на основании Директивы ГШ в  целях упорядочивания нумераций войсковых соединений была произведена замена  общевойскового номера 261-ой стрелковой дивизии на 37-ую стрелковую дивизию.

12 марта 1957 года дивизия была  переформировано в 127–ую мотострелковую   дивизию.

В годы мирного строительства дивизия  занималась плановой боевой подготовкой, постоянно показывала  высокие результаты по полевой выучке личного  состава.

30 апреля 1975 года, за большие заслуги в  защите Родины, успехи в боевой и политической  подготовке и в связи с 30-летием Победы советского народа в Великой  Отечественной войне 1941–1945 годов, дивизия была награждена орденом Красного  Знамени и Почетной грамотой Президиума Верховного Совета СССР, которые вручены  ей 26 мая 1975 года.

  


Суровым испытанием для личного состава  соединения, стало землетрясение, постигшее Армению в декабре 1988 года. С  первых же минут военнослужащие нашего соединения пришли на помощь населению  города Ленинакан. Была оказана медицинская помощь и эвакуировано около 4-х  тысяч человек. Воины дивизии принимали участие в захоронении погибших,  разбирали завалы, охраняли материальные ценности.

С начала 90-х годов личный состав  нашей дивизии   привлекался на выполнение специальных заданий правительства по защите  мирного населения и выполнение миротворческой миссии. В Красносельске и Кафане,  в Абхазии воины дивизии успешно выполняли поставленные задачи, проявляя при  этом мужество, разумную инициативу, показывая высокое мастерство и  профессиональные качества.

За выполнение специального задания  правительства Указом Президента Российской Федерации награждены более 25  офицеров нашего соединения.

В 1992 году, согласно Договора между  Российской Федерацией и Республикой Армения « О статусе Вооруженных Сил  Российской Федерации находящихся на территории Республики Армения», 127-ая  Краснознаменная мотострелковая дивизия была выведена из состава 7–ой  общевойсковой армии и переподчинена командующему войсками Закавказского  военного округа.

В соответствии с Директивой МО РФ 21 июня 1994  года 127-ая Краснознаменная мотострелковая дивизия была преобразована в 102–ую  военную базу ГРВЗ. 

С 3 мая 2001 года 3624 авиабаза 102-ой военной  базы заступила на боевое дежурство в Объединенной системе ПВО государств –  участниц СНГ.

С 1 июля 2001 года 102–ая военная база вошла в  состав Объединенной Группировки войск (сил) Вооруженных сил Российской  Федерации и Республики Армения.

С 3 октября 2001 года 988 зрп  102-ой военной базы заступил на боевое  дежурство в объединенной системе ПВО государств - участниц СНГ на территории  Республики Армения. 

Наши ратные дела сегодня еще раз подтверждают,  что никогда не померкнет память о тех, кто своим мужеством и героизмом отстоял  мир и скреплял дружбу между народами. 


Сплоченными, слаженными воинскими коллективами  встречают праздник 68-летия образования соединения вновь сформированные  воинские части базы.

Профессиональное мастерство военнослужащих  нашего соединения неоднократно было доказано на совместных учениях с частями  Вооруженных Сил  Республики Армения, где  наши солдаты, сержан­ты, прапорщики и офицеры показали умение действовать  грамотно, принимать правильное решение в экстре­маль­ных условиях. Части  соединения, участво­вавшие на совместных   учениях, всегда получали высокие оценки Руководителей.

Воинское мастерство, крепкая воинская  дисциплина и организованность – вот черта многих офицеров, старшин, сержантов и  солдат нашего соединения.

  


Думается, что соприкосновение со славным  боевым прошлым - это хорошая давняя традиция, которую нельзя забывать.

Части 102 военной базы вносят большой вклад в  уста­новлении и развитии военного сотрудничества с Республикой Армения,  принимают непосредственное и активное участие в проводимых совместных  мероприятиях Вооруженных Сил России и Армении.

Боевой задачей 102 военной базы является  защита юж­ных рубежей России во взаимодействии с Вооруженными Силами Республики  Армения.